Из истории Владикавказской духовной консистории

 Ф.С. Киреев

В 1744 году, в продолжение развития коллегиальной системы, данной Петром I высшему церковному управлению, вместо архиерейских приказов было велено учредить Консистории. Раньше они существовали только в южнорусских епархиях. Консистории представляли собой как бы канцелярию епископа.

В 1841 году был принят устав Духовных консисторий, в 1883 году была утверждена новая редакция этого устава. Согласно ему, «Духовная Консистория есть присутственное место, через которое, под непосредственным начальством епархиального архиерея, производится управление и духовный суд в поместном пределе Православной Российской Церкви, именуемой епархией». [1, с.1]

При образовании Консисторий ее членами могли быть только монашествующие. Позднее получили доступ и представители белого духовенства. Консистории делились на присутствие и канцелярию. Они находились в ведении Синода и их начальник (секретарь) и члены назначались Синодом по представлению епархиального архиерея. Епархиальный секретарь, заведуя всеми столами, фактически пользуется большим влиянием, чем каждый член присутствия в отдельности.

К ведению Консистории относилась вся деятельность епархии кроме духовно-учебных заведений и попечительства. Здесь собирались сведения о лицах, желающих занять священнические места, при пострижении в монашество наводились справки, нет ли к тому препятствий. Консистория выдавала по церквам книги для ведения церковных документов, потом собирала их и свидетельствовала их исправность. К ее ведению относилось  наблюдение за хозяйством архиерейского дома, монастырей и церквей и в ней имелась опись имущества всех этих учреждений.

Члены Духовной консистории избирались епархиальным архиереем из священников и утверждались Синодом. [1, с.132] Увольнял их тоже Синод по представлению архиерея. Каждому члену Консистории вверялось для особого наблюдения известный разряд дел, или так называемый стол. Обычно распределение было таким – один стол занимался делами и письмами касающимися архиерея, другой заведовал внутренними делами епархии, а третий – внешними связями епархии. В слушании и решении дел принимали участие все члены Консистории.

Консисторскому суду подлежали лица духовного и светского звания. Первые судились по проступкам и преступлениям против должности, благочиния и благоповедения, по взаимным спорам, возникающим из пользования церковною собственностью, по жалобам духовных и светских лиц на духовных за обиды и нарушение бесспорных обязательств и по просьбам о побуждении к уплате бесспорных долгов. Лица светского звания подлежали Духовному суду по делам о браках, совершенных незаконно, по делам о расторжении и прекращении браков и по проступкам, подвергающим виновных церковной епитимии.

Принимаемые решения по возникшим делам оформлялись журналами и протоколами и прежде исполнения представлялись на утверждение епархиального архиерея. Если заключение Духовной Консистории было не единогласное, тогда архиерей, утверждая решение большинства или особое мнение меньшинства, объяснял в своей резолюции основания ее. В случае несогласия с решением Духовной Консистории архиерей предлагает ей пересмотреть дело или дополнить его нужными, по его мнению, обстоятельствами. Члены консистории по рассмотрению указанных архиереем обстоятельств не стеснялись в своих суждениях и могли остаться при прежнем мнении. В случае несогласия с вторичным мнением Консистории архиерей полагал собственное решение, которое и приводил в исполнение. В отсутствие епархиального архиерея журналы Духовной Консистории направлялись к исполнению за подписью лишь членов Консистории. Архиерей мог допустить это и в других случаях для ускорения течения дел с тем, чтобы постановления, не рассмотренные им прежде исполнения, были представляемы ему по окончании месяца для удостоверения в их правильности.

Духовная консистории во Владикавказе появилась вскоре после утверждением самостоятельной Владикавказской и Моздокской епархии, согласно указу Святейшего Синода 5 октября 1894 года. [2, с.3] До этого при архиерее была лишь епархиальная канцелярия. Уже 17 ноября 1894 года Владикавказская Духовная Консистория приступила к работе.

Первое консисторское помещение было маленьким, перестроенным в свое время из каменного сарая, поэтому в августе 1895 года, после переезда в новый архиерейский дом на Дворцовой площади, владыка Владимир (Синьковский) свой старый дом на Сергиевской (ныне Тамаева) улице передал Духовной консистории. [3, с.127]

29 мая 1895 года Госсовет утвердил штат Владикавказского епархиального управления, согласно которому его годовое содержание состояло из следующих сумм: жалование архиерею - 4000 рублей; жалование свите архиерея, содержание певчих, наем служителей и ремонт архиерейского дома - 8000 рублей. Итого - 12 000 рублей. В свиту архиерея входили эконом, духовник, крестовые иеромонахи, ризничий (он же казначей) и иеродиакон. Их оклады назначал архиерей, по своему усмотрению, исходя из вышеназванной суммы.

Содержание духовной консистории: три члена консистории по 500 рублей на каждого, епархиальный секретарь - 2275 рублей, трое столоначальников по 1050 рублей на каждого, казначей (он же смотритель дома) - 900 рублей, архивариус - 900 рублей, регистратор - 900 рублей, секретарь при архиерее - 1050 рублей. На содержание канцелярских чиновников (писарей и т.д.) - 3000 рублей, на канцелярские расходы, на наем сторожей, ремонт, отопление, освещение и прочее - 2000 рублей. [4, с.337] В сумме окладов две трети составляли жалование, а одна треть – столовые деньги.

Таким образом, годовое содержание Консистории обходилось в 15675 рублей, а вместе с содержанием архиерея - 27675 рублей. Все приведенное финансирование осуществлялось из расходной сметы Святейшего Синода.

Если членами Консистории были лишь священнослужители, то все остальные должности занимали чиновники. Так должность секретаря согласно «Табелю о рангах» была 7-го класса, что соответствовало чину надворного советника (подполковника в армии). Секретарь при архиерее был 8-го класса, столоначальники и казначей – 9-го, архивариус и регистратор – 10-го. Как правило, секретари консистории и многие столоначальники имели высшее духовное образование.

В 1894 году первым секретарем Духовной консистории стал выпускник Санкт-Петербургской духовной академии коллежский секретарь Леонид Юлианович Шавельский. До этого он уже был секретарем епархиальной канцелярии Владикавказской епархии. В июне 1898 году Шавельского сменил Алексей Васильевич Филипповский.[5. с.82] В июле 1905 года он был уволен в отставку и на его место прибыл чиновник канцелярии Св. Синода Николай Васильевич Нумеров. Через год Нумеров был обратно назначен в канцелярию Св. Синода и занимал должность обер-секретаря Синода до конца его существования, т. е. до 1917 года. Николай Васильевич являлся деятельным участником Поместного Собора 1917-1918гг., был заведующим общей канцелярией Собора и старшим делопроизводителем Соборного Совета, а в 1918 - 1922 гг. занимал должность секретаря канцелярии Св. Синода и Высшего Церковного Совета при Святейшем Патриархе Тихоне.[6, с.275]

В августе 1906 года секретарем Владикавказской духовной консистории был назначен секретарь Кишиневской духовной консистории Александр Петрович Стратилатов.[7, с.86] В своей должности он пробыл до сентября 1907 года, когда был уволен от службы по болезни. Некоторое время обязанности секретаря исполнял столоначальник Леонид Иванович Богословский, а в январе 1908 года секретарем консистории стал чиновник канцелярии обер-прокурора Св. Синода Николай Иванович Булгаков.[8, с.36] В августе 1914 года Булгаков был переведен на должность секретаря Донской духовной консистории, а на его место был назначен секретарь Олонецкой консистории Петр Иванович Квесит.[9, с.444] В следующем месяце последовал новый Указ Св.Синода – Петр Квесит был назначен секретарем Костромской консистории, а секретарь Костромской духовной консистории Леонид Шавельский назначен во Владикавказ.[10] Л. Шавельский уже занимал должность секретаря Владикавказской духовной консистории в 90-х годах. Он оставался во главе духовной консистории до 1917 года.

Как выше было сказано, в штате Владикавказской духовной консистории состояло три постоянных члена назначаемых из числа духовенства (как правило, г. Владикавказа) и ответственных за одну из сфер деятельности епархиального управления. Должность одного из членов консистории занимали священники: Петр Обновленский 1894 – 1905, Иоанн Завитаев 1906 – 1910, Капитон Александров 1910 – 1914, Димитрий Дьяченко 1914 – 1917. [11]

На должности другого члена консистории были священники Василий Жуков 1894 – 1899, Павел Бартенев 1899 – 1902, Василий Топкин 1902 – 1908, Димитрий Беляев 1908 – 1913, Григорий Королев 19013 – 1917.

Еще одним членом консистории были священники: Василий Кутепов 1894 – 1895, Алексей Цветков 1895, Иоанн Беляев 1895 – 1897, Феодосий Вартминский 1897 – 1898, Никандр Колпиков 1898 – 1901, Иоанн Беляев 1901 – 1902, Григорий Максимов 1902 – 1905, Николай Путилин 1905 – 1910, Николай Иванов 1910 – 1914, Иоанн Жускаев 1914 – 1915, Александр Кедров-Полянский 1915 – 1916, Евлампий Солнцев 1916 – 1917.

Кроме того была еще учреждена должность сверхштатного члена духовной консистории. Ее занимали: иеромонах Никифор 1897 – 1900, священники Василий Топкин 1900 – 1902, Иоанн Полянский 1902 – 1907, Димитрий Кузнецов 1907 – 1917.

Столоначальниками являлись следующие чиновники.

Первого стола Федор Ильич Суховеев 1894 – 1897, Михаил Дмитриевич Дикарев 1896 – 1899, Гавриил Алексеевич Алехин 1899 – 1917.

Второго стола – Иван Севастьянович Пономарев 1894 – 1904, Христофор Иванович Никитин 1904 – 1917.

Третьего стала Трофим Ефимович Афанасьев 1894 – 1896, Леонид Николаевич Шишацкий 1896 – 1899, Леонид Иванович Богословский 1899 – 1917.

Казначеем (он же смотритель дома) были: Василий Александрович Тихонович 1894 – 1903 и Александр Григорьевич Денбновецкий 1903 – 1917, регистратором – Леонид Иванович Богословский 1894 – 1898, Христофор Иванович Никитин 1898 – 1904 и Григорий Иванович Кожемякин 1904 – 1917.

Должность архивариуса занимали Иван Карпович Дубиненко 1894 – 1897 и Михаил Александрович Мещеряков 1897 – 1917.

Секретарем при архиерее были: Григорий Дмитриевич Болдырев 1894 – 1902, Дмитрий Петрович Дроздов 1902- 1905, Северин Александрович Тхоржевский 1905 – 1908, Василий Иванович Венецкий 1908 – 1913, Иван Зиновьевич Осипенко 1914, Нафанаил Васильевич Чапурский 1914 – 1917.

Позднее в 1911 году в штате духовной консистории была учреждена должность епархиального архитектора, им стал Михаил Евграфович Быханов.

Духовная консистория осуществляла большую работу по организации церковной деятельности на территории епархии. Она регулярно издавала необходимые циркуляры, инструкции, строго следила за их исполнением, доводила до сведения духовенства указы Св. Синода и другие важные документы. Церковные власти стремились сделать максимально доступными эти указы и постановления для духовного сословия. Не случайно различные законодательные акты издавались в открытой периодической печати, в том числе и духовной (например, «Епархиальные ведомости»). С середины ХIХ в. для священнослужителей начинают специально издаваться различные сборники правил, руководства.

Члены духовной консистории принимали самое активное участие в борьбе за «чистоту веры», которая являлась одной из самых сложных проблем в жизни церкви, государства и общества. Консистория старалось приложить как можно больше усилий, чтобы не допускать в своих епархиях пропаганды учений, отличных от принципов и устоев Русской Православной церкви.

Много внимания уделялось и моральному облику духовенства и разрешению конфликтов в духовном сословии, а также споров между клириками и прихожанами. Последняя категория дел являлось одним из наиболее сложных делопроизводств, которые постоянно приходилось разбирать духовной консистории в роли «мирского судьи» между указанными сторонами. Данные жалобы постоянно требовали особого к себе внимания служащих консистории, так как большинство ситуаций были весьма неоднозначны и порой принимали обостренный характер. При этом заметим, что в большинстве случаев, примерно 85%, обвинение признавалось ложным, поскольку было доказано, что оно было способом мести священнослужителю. Однако 15% получили подтверждение и пастырь строго наказывался. Необходимо также подчеркнуть, что в основном священники добросовестно исполняли свой долг.

За время своего существования Владикавказская духовная консистория, в непростых условиях, провела огромную работу по налаживанию и развитию духовной жизни на территории епархии. Эта деятельность не должна быть забыта, более того некоторый опыт прошлого вполне применим и в нынешней жизни.

 

Библиография

 

1. Устав духовных консисторий. СПб. 1900

2. ВЕВ. 1895. № 1

3. ВЕВ. 1895. № 17

4. Полное собрание законов Российской Империи. Т. XV. СПб. 1899

5. ВЕВ. 1898. № 15

6. Косик О.В. Голоса из России: Очерки истории сбора и передачи за границу информации о положении Церкви в СССР (1920‑е – начало 1930‑х годов), М; 2013

7. ВЕВ. 1906. № 16

8. Церковные ведомости 1908, № 6

9. Церковные ведомости 1914, № 38

10. Указ Святейшего Синода 10 сентября 1914, № 15121

11. Списки членов духовной консистории составлены авторам по ВЕВ и Церковным ведомостям за 1895-1917 гг.